ГлавнаяБиблиотекаО тестовых испытаниях волкодавов

О тестовых испытаниях волкодавов

 Вот уже два десятилетия не стихают споры вокруг тестовых испытаний волкодавов. Самая острая полемика идёт вокруг правил и понимания или, может быть, правильнее сказать, - непонимания многими судьями (что тогда говорить о зрителях?) этих самых правил. Часто судейские оценки расходятся с классическими, т. е. традиционными, пришедшими из древних веков, правилами проведения этого важнейшего для породы, зоотехнического мероприятия. Об этом и хотелось бы поговорить в преддверии нового сезона боёв…?,а может всё таки – тестовых испытаний?! 

Для того, чтобы разобраться в этом вопросе, попробуем мысленно вернуться этак тысяч … на несколько лет тому назад. Приблизительно в то время, когда на протяжении от Леванта на западе до Центральной Азии на востоке, в местностях хорошо увлажненных, бурными темпами начинают развиваться земледельческо-скотоводческие общества. Историческая наука утверждает, что эти сообщества образуются на базе местного неолитического субстрата, выражаясь простым языком, они образуются из бывших охотников- собирателей, болтающихся до этого в близлежащем пространстве и прозябающих, как водится в таких случаях, в голоде и холоде. Но «Развитие скотоводства в земледельческой среде рано или поздно ставило перед людьми проблему, как уберечь созревающий урожай от домашних животных. С появлением достаточно крупных стад возникала необходимость угонять их подальше от полей в период созревания растений. Археологически это может фиксироваться временными скотоводческими стоянками, сходными по культуре с земледельческими поселками и расположенными на некотором удалении от них …. Скорее всего их обитатели занимались отгонным или пастушеским скотоводством, чтобы уберечь поля от потравы. Амплитуда перегонов стад была небольшой и ограничивалась пределами достаточно увлажнённой зоны.» ( В.А. Шнирельман «Этапы развития древнего скотоводства в восточном средиземноморье.») 
Та же наука рассказывает о том, что меньшая часть этих самых охотников, толи собирателей, которая не вовлеклась по каким-либо причинам в прогрессивную деятельность, оттесняется, обжирающимся с некоторых пор, большинством в засушливые (т.н.аридные) местности и там продолжает скитаться в поисках пропитания. Вот с этими-то бедолагами добросовестно, можно сказать, по-братски, делят все тяготы и лишения, сопровождающие их собаки, давно прирученные и, как следствие этого, хорошо домистицированные. Эти собаки, конечно же сопровождают своих хозяев на охотах, где они не только находят и догоняют зверя (во всяком случае, изо всех сил пытаются это сделать), но и стараются задавить несчастное животное, или, в крайнем случае, задержать до подхода людей, (это был самый древний и самый примитивный способ охоты с собаками - преследование и травля животных). Подоспевшие люди, конечно же выделяли чего-нибудь своим ещё более голодным четвероногим друзьям, самый шустрый из которых сжирал, как это у них положено, все, ну или почти всё, единолично. Разумеется это был, тот, что покрупнее, посильнее, понастырней и посмелее. Конечно же, во время для этого подходящее, он обычно крыл сук. А потому, как эти бродяги обитали в местах, в те достопамятные времена негусто заселённых (да они и сейчас необременены перенаселённостью), их собаки за компанию со своими, можно сказать, « старшими товарищами», находились в относительной, а хотя, возможно и в абсолютной изоляции. Им приходилось разводиться в постоянных инбрид.-х и всяких там кровосмешениях. Естественно, в таких условиях прежде всего выживали собаки, способные наилучшим образом приспособиться к условиям, окружающей их действительности Примерно так происходил стихийный отбор и постепенное изменение характера и фенотипа собак в аридных зонах юга Евразии в преддверии зарождения и распространения специализированного подвижного скотоводства. Что же могли представлять из себя эти собаки? Это были скорее всего типичные представители массива травильных гончеобразных собак южной части Евразии. О них можно довольно много сказать, но это уже было. Скажу только о наиболее важном для нас в настоящий момент; о факте того, что массив этих ,близких по типу и предковым формам, т.н. «гончеобразных травильных собак» юга Евразии стал основой для позднейшего появления на свет «волкодавов азиатского происхождения», давших человечеству все разнообразие современных догообразных пород. 
Заострим внимание лишь на том, что их нейрогормональный баланс в очередной раз претерпел изменения, в сравнении с более ранними одомашненными псовыми в сторону увеличения уровня стероидных гормонов и снижения уровня серотонина , что естественным образом повысило их агрессивность, (вот на этот момент попрошу обратить особое внимание). При этом, отбор в пользу особей с хорошей ориентировочной реакцией, люди продолжали самым решительным и безжалостным образом (жить-то хочется). 
Так вот,… о чём это я?…А …,о тестовых испытаниях волкодавов, так до них же надо ещё дойти, чтобы, наконец, хоть кто-нибудь, чего-нибудь понял…. 
Ну время все шло и наконец дошло до 3-го тысячелетия до Р.Х. (ну примерно так ). И вот, приблизительно в это время наука отмечает очередное изменение климата в сторону понижения температуры и влажности, конечно ни сиюминутное, а постепенное, продолжавшееся практически все названное тысячелетие. К этому времени, те самые бродяги, ну о которых мы говорили (ну те, которые с собаками ), уже давно успели позаимствовать (выражаясь культурным языком) одомашненный скот в виде мелких копытных (который сам по себе склонен к бродяжничеству и меньше нуждается в водопое, это я про овец).. Кроме всего, ряды этих бывших охотников-собирателей, а теперь животноводов узкого профиля, пополнились за счет некоторого количества, из рядов аграрно-животноводческих обществ, грубо говоря, примерно так появились первые узкоспециализированные скотоводы. 
Первые специализированные скотоводы вместе со всеми позитивными сторонами обладания домашними копытными, ради которых в принципе и содержались эти овечки и козочки, получили целый ряд сложностей и проблем, с которыми до этого им вряд ли приходилось сталкиваться. Во-первых это необходимость постоянно передвигаться в поисках подножных кормов для скота, оберегая при этом своих животных от разного рода опасностей. Но известно, что уровень эффективности экстенсивного скотоводства, обратно пропорционален количеству, обслуживающих стадо людей. Поэтому, по мере развития овцеводства, количество скота в целом увеличивалось далеко не пропорционально увеличению кол-ва пастухов. Вернее, число пастухов не увеличивалось, оно лишь колебалось, примерно от одного до трёх около каждого стада. При этом «…сам скот как легко отчуждаемое имущество открывал огромные возможности для насильственного перераспределения прибавочного продукта. Всё это, как и социально-политический прогресс, вело к развитию в обществе военной функции».(«Номады и древние цивилизации : динамика и типология взаимодействий».В.М.Массон.Москва).. 
Если относительно небольшое сообщество охотников - собирателей подвергалось угрозе нападения более сильного противника, то этому сообществу не стоило больших -усилий быстро сняться с места стоянки, собрав всё необходимое из вовсе незатейливого имущества, ретироваться, избежав возможно гибельного столкновения. А взаимоотношения с крупными хищными животными в основном, можно было расценивать, как вооруженный нейтралитет. Исключая случаи, когда даже самый крупный хищник мог сам стать объектом охоты группы охотников, вооружённых копьями, луками, умеющими рыть и маскировать ямы ловушки, но при этом, не стремящихся без острой необходимости вступать в смертельную схватку с медведем, львом или тигром. 
Сравнительно со свободно перемещающимися охотниками-собирателями, древние скотоводы были очень сильно связаны своим скотом. И при возникновении реальной угрозы, должны были или бросить на произвол судьбы своё основное богатство - скот, 
спасая собственные жизни налегке, или, возможно погибнуть, защищая его. Именно такие проблемы вынуждали древнейших скотоводов искать убежище в труднодоступной аридной зоне пустынь, полупустынь или горной местности. Благодаря труднодоступности мест своего существования, первые скотоводы, получили относительную безопасность со стороны своих собратьев-людей, но крупные хищники в то время, как впрочем и теперь, населяли практически все экологические зоны, может быть, исключая зыбучие пески, но там и пастбищ естественно нет. К счастью у первых скотоводов с самого начала их нелегкой деятельности, как мы уже говорили, под рукой были их верные собачки, унаследованные от предков, ну от тех самых, про которых только что шёл разговор. Из имеющихся собак древние животноводы отбирали наиболее крупных, сильных, смелых,… ой ну об этом уже и так написано много. Единственно, что хотелось бы уточнить, это предположение об очень жестком изъятии во время этой селекции собак с недостаточно хорошей ориентировочной реакцией. Поверьте, этого было вполне достаточно для того, чтобы избежать, по крайней мере, в подавляющем большинстве случаев, попыток нападения на домашний скот. Я думаю, - любому ясен тот факт, что ни о каком лояльном отношении к травоядным в массиве травильных на зверя собак, речь идти не могла. Просто собаки оказывались под беспрецедентным давлением со стороны хозяев. Тоже самое происходит и в наше время, хотя за столь длительный период лояльность к «своему» (хозяйскому) скоту, конечно – на должном уровне, хотя изредка случаются с этим делом срывы (мне известно о нескольких таких случаях в разных регионах ). 
Ну и конечно, параллельно с искусственным, собаки находились под действием, ещё более жестокого, естественного отбора. При всём этом, при абсолютно скудном пропитании отбирались, наиболее крупные и сильные. Разумеется в результате подобной 
длительнейшей селекции, у этих собак сложился очень эффективный обмен веществ. 
« Поскольку все без исключения полезные качества домашних животных развиты из имевшихся у их диких предков свойств и инстинктов, то своими способностями к пастьбе и охране скота собака обязана естественным наклонностям диких псовых, сопровождающих «свои» стада копытных, охраняющих потенциальную добычу от конкурентов и взимающих регулярную дань со своих подопечных ».(А.И. Иншаков, Е.Г. Цигельницкий «Доги и бульдоги.» ). Вроде стандартное, ставшее уже харизматическим, утверждение. Но в нашем случае его отчасти можно подвергнуть сомнению, хотя это правомерно только относительно данной группы собак, а в отношении пожалуй всех остальных домашних животных – тут всё верно. Здесь я пытаюсь заострить внимание на селекции в сторону стирания инстинкта самосохранения, ведь вряд ли кто-нибудь оспорит тот факт, что у любого дикого животного он присутствует, еще и в обостренном виде, конечно обостренном до разной степени. Понятие инстинкта самосохранения неразрывно, можно сказать, напрямую связано с понятием такой отрицательной эмоции, как страх. Ведь страх это одна из основных отрицательных эмоций, позволяющих живому существу выжить в условиях дикой природы, да, пожалуй 
и не только дикой. Другие эмоции формируют характер, а страх - способность к выживанию. А ведь в обсуждаемом нами случае, бесспорно, можно и нужно говорить о целом комплексе свойств, причём туго переплетённых в один тугой жгут, «Пастушеско-сторожевые собаки, видимо, были старейшим объектом целенаправленного чистокровного разведения в истории человека. Врождённые качества, которыми должны были обладать претенденты на эту роль, требовали контроля за разведением со стороны пастухов и обособления от прочих пользовательных собак племени (на деле этих «прочих», скорее всего, просто не было, ввиду полной нецелеобразности. пр. автора) Рост, вес, злобность, способность к сторожевой службе и лояльное отношение к охраняемым животным - свойства, сочетания которых в одной собаке достигнуть трудно, а растерять легко при беспорядочных скрещеваниях».( А.И. Иншаков, Е.Г. Цигельницкий «Доги и бульдоги».) 
Бесспорно, всё вышесказанное верно, но…всё оно, вместе взятое, меркнет перед необходимостью, в обсуждаемых условиях, селекции, направленной на постепенное стирание инстинкта самосохранения К этому мы ещё вернёмся. 
О многочисленных проблемах, образовавшихся у древнейших специализированных. скотоводов вначале их нелёгкой трудовой деятельности, сказано уже очень много, различными авторами, поэтому остановимся на одной из ключевых, а может и на самой главной из них. Это проблема сбережения скота от крупных хищников. 
« Древние скотоводы отбирали из стай собак, населявших становища, самых крупных и сильных, способных защитить скот от быстрого волка и могучего медведя, гиены и грозного леопарда. Наличие таких свирепых четвероногих убийц, как тигр и лев, требовало от стаи сторожевых собак специальных качеств: бесстрашия, вызванного частичной утратой инстинкта самосохранения, и в особенности развитой способности к согласованным действиям совместно с человеком. Это-то и стало предпосылкой таких современных свойств, как дрессируемость и управляемость.» (А.И. Иншаков, Е.Г. Цигельницкий «Доги и бульдоги»). И тут всё прекрасно, но «способность к согласованным действиям совместно с человеком» собаки получили еще раньше, впрочем главное, что мне хотелось бы изменить в этой фразе (да простят меня авторы этой, любимой мной книги) – это перенести уточнение «и в особенности», поставив его перед « бесстрашия, вызванного частичной утратой инстинкта самосохранения». Это прежде всего стержень, на котором крепятся все остальные качества, обсуждаемой группы собак, прошедшей весь свой многовековой путь развития в местах своего первоначального появления и исконного распространения. Да, я как раз о том, что эти собаки, именно в местах своего появления достигли высшей точки своего развития и по типу и по сути, разговор идет о т.н. «АЗИАТСКОЙ БОЕВОЙ СОБАКЕ», или «АЗИАТСКОМ БОЕВОМ МОЛОССЕ», как кому нравится.. И ещё, здесь я постараюсь объяснить и если понадобится доказать, что такое древнее зоотехническое мероприятие, как «тестовые испытания» лежит в основе генезиса (ни больше, ни меньше) этой древнейшей на земле прапороды собак. Сразу хочу пояснить, что далеко не все местности первоначального появления этой группы собак, можно отождествлять с местами где эти собаки прошли весь путь своего развития от начала и до конца. 
Именно об этой древней группе собак, просуществовавшей рядом с человеком многие тысячелетия и ставшей породой смертельных врагов крупных хищных животных, пойдет дальнейший разговор. Но кто- то возмутится: « А когда же о правилах Т.И.?» Поспешу Вас успокоить, уже довольно скоро. А после этого - о БОЕВЫХ ГЕНЕОЛОГИЧЕСКИХ ЛИНИЯХ ТУРКМЕНИИ И О ТЕХ , кто их «выдумал», и в какое время это произошло, и с какой целью они «выдумывались. А может выводились? 
Эти могучие волкодавы весь огромный временной период своего существования верно и бескорыстно с отчаянным бесстрашием, недюжинной силой и железной хваткой мощных челюстей служили своим хозяевам, сражаясь вместе с ними, побеждая и погибая в многочисленных схватках с дикими зверями и битвах с людьми-врагами своих хозяев. 
«… И ошейника нет, чтобы я не сломал, 
И цепи, чтобы мой задержала рывок. 
Не бывает на свете тропы без конца, 
И следов, что на веки ведут в темноту. 
И ещё не бывало, чтоб я стервеца 
Не настиг на тропе и не взял на лету. 
Я бояться забыл голубого клинка, 
И стрелы с тетивы за четыре шага. 
Я боюсь одного - умереть до прыжка, 
Не услышав, как лопнет хребет врага.» 
 
«ВОЛКОДАВ» Мария Семёнова 
В общем мы остановились на том, что одной из самых острых проблем, стоящих перед скотоводами Древнего Востока, была проблема сохранения скота от нападений крупных хищников. К решению этой проблемы подошли путем использования сторожевых собак, призванных вместе с людьми бороться с нападающими на овец хищниками. Борьба с противниками, имеющими в своём арсенале приблизительно равные с собаками поражающие возможности (волки, гиены) очень схожа с борьбой между хищниками за право «сопровождения» стад диких копытных или за территорию, с той лишь поправкой, что собаки в ходе, примененной к ним селекции, приобрели боевые качества, давшие им в этом противостоянии огромные преимущества. Поэтому здесь, при многих самых разных сложностях, все более или менее понятно, в связи с этим предлагаю вернуться к этому позже. А пока стоит поговорить о возможности ведения борьбы волкодавов с самыми крупными и сильными хищниками, имеющими в своём арсенале наиболее мощные поражающие возможности (ведь крупнейшим из хищников достаточного одного удара, для того ,чтобы убить наиболее крупную и сильную собаку), о том, как умудрялись эти собаки выживать и непросто выживать, а чаще всего выходить из этих схваток победителями. В любом другом случае, не известно по какому бы пути пришлось развиваться скотоводству на огромных просторах от Центральной Азии до Передней Азии и Кавказа, и куда бы повернуло историческое развитие нашего общества. 
Казалось бы неотразимая, всесокрушающая сила крупного хищного зверя, привыкшего убивать, чтобы жить, вдруг сталкивается, при нападении на стадо домашнего скота, с яростным натиском крупных собак, отчаянно атакующих его, и не помышляющих об отступлении ни при каких обстоятельствах, с полным пренебрежением реальной угрозой для своей жизни. Такая отчаянная решимость, абсолютно бескомпромиссно атаковать любого непрошенного гостя, приблизившегося к охраняемому скоту, в сочетании с возможностью продолжительно и эффективно вести наступательный бой (при атаке собак на крупнейших из хищников оборонительный бой гибелен для первых), как правило, внушает страх любому дикому зверю и вынуждает его отступить, если для этого ещё осталась хоть какая-то физическая возможность. Ведь, подвергшийся атаке зверь, не улавливая со стороны атакующих его собак выделения гормонов, сопутствующих страху, как бы «понимая» всю опасность своего положения, сам подвергается сильнейшему стрессу (в дикой природе воинов нет - слишком смелые не проходят испытания естественным отбором). С этого момента резко обостряется чувствительность всех нервных центров дикого животного, мгновенно увеличивается скорость и сила сердцебиения, очень сильно повышается его кровеносное давление. С каждой новой секундой в ходе боя стрессовое состояние хищника многократно усиливается. В конечном 
итоге его организм может попасть в абсолютно экстремальный режим (это т.н. стадия истощения в адаптационном синдроме при стрессе), дальнейшее нахождение в режиме стрессовой ситуации может привести к смерти. 
В противовес этому, хороший волкодав атакует без малейшего промедления любого противника, приблизившегося к охраняемому стаду, причем зверя, атакует только на поражение (человека часто просто пугает). Долгое время после начала схватки со зверем, волкодав, (если конечно ему удается избежать смертельных ран, что также случается нередко в столкновениях с наиболее крупными хищниками) кажется неутомимым, его чувства так обостряются, что он ведет бой, понимая и контролируя происходящее непостижимым для нас образом, как бы за гранью человеческого восприятия. Ведь его врождённая боевая сущность, закреплённая длительнейшим отбором, помноженная на опыт, приобретенный в схватках на протяжении всей недолгой жизни, закаливших характер, отточивших боевое мастерство практически до совершенства, помогает не терять хладнокровие и самообладание во время всего боя. Безграничная смелость и желание атаковать, не обращая ни малейшего внимания на превосходство противника, в буквальном смысле, вначале приводили атакованного зверя в полное замешательство, а затем, ввергнув его в жесточайшую стрессовую ситуацию, обрекали на бегство или на гибель. Победить любой ценой или погибнуть в бою, - в этом вся суть натуры настоящего волкодава. 
ИТОГ: Умение чрезвычайно эффективно расходовать свои энергетические ресурсы во многом объясняет возможность успешного противостояния этими собаками в противоборствах с крупными хищниками, привыкшими к импульсному, кратковременному приложению мышечных сил, неспособных к долговременному ведению боя, в силу своих физиологических особенностей, а также стресса, охватывающего любое дикое животное, в том числе и крупных хищников, при инстинктивном «понимании» того, что атакующий его противник, способен длительно и эффективно вести против него наступательный бой. 
 
Здесь можно довольно долго говорить о тактике боя собак с самыми разными дикими животными, благо данные об этом есть, но отложим это на будущее , торопясь перейти поскорее к поставленной теме, а именно к правилам проведения тестовых испытаний. 
Широчайшее использование в жизни человеческого общества и огромная польза, принесённая многими поколениями собак нашим пращурам и приносимая их потомками нам в настоящее время, к величайшему сожалению, не заставляет нас попытаться достаточно глубоко изучить многие старинные, уже исчезнувшие или исчезающие на наших глазах породы собак, так же, как и физиологические природные особенности их организма, являющиеся основой наиболее полноценнго использования этих пород в современной жизни. 
Ни для кого не является секретом, что в ряде мест на территории СНГ проводятся т.н. тестовые испытания волкодавов, являющиеся обязательной и практически основной составляющей отбора собак в разведение для той части заводчиков, для которых наиважнейшим критерием является возможность успешного использования волкодавов по их исконному назначению, а именно, как бойцов против любых противников, прежде всего крупных хищников. Подобные мероприятия на протяжении многих веков сопровождали собак этой породы, являясь одним из главных мерил оценки пригодности животных для продолжения рода. Но это не единственная задача, решаемая с помощью тестовых испытаний, у означенного мероприятия есть более серьезное предназначение, делающее его одним из факторов, играющих важную роль в генезисе этой группы собак, в особенности в её наивысшей эволюционной точке - появлении и формировании АЗИАТСКОЙ БОЕВОЙ СОБАКИ. 
Уже множество раз упомянутый длительнейший искусственный отбор, проводящийся в необычайно узком русле селекции на способность успешного противостояния собаками крупным хищникам, покушающимся на одомашненный скот, проходящий на фоне не менее жестокого естественного отбора, сформировали собакам этой породы очень эффективный обмен веществ, неограничивающийся только способностью высокой усваеваемости пищи. Но, прежде всего, позволяющий лучшим представителям этой группы собак, проявлять умение преодолевать вместе с тяжелейшими физическими нагрузками колоссальное нервное напряжение, в ходе схватки с, порой, преобладающим по физическим характеристикам и поражающим возможностям зверем. Такие возможности обеспечиваются за счёт специфической приспособленности (адаптации)- совокупности защитных реакций организма волкодавов (в наибольшей степени эндокринной системы) во время схватки. 
Таким образом, есть все основания предположить, что представители этой группы собак получили в результате селекции способность в немалой степени адаптироваться к пребыванию в условиях стрессовой ситуации, т.е. способность к продлению на существенное время стадии резистентности во время стресса (боя), путем благоприятной интенсивности обмена веществ в органах и тканях. Для успешного проявления таких сложных, тяжело наследуемых возможностей, обусловленных неизученным полигенным рецессивным фактором, как можно заметить, исходя из опыта разведения этой породы, необходимо поддержание определенного гормонального баланса с высоким содержанием стероидных гормонов и очень низким содержанием серотонина, (конечно же, этот баланс должен достигаться естественным путем, а не с помощью «синтетики»). Именно этим целям прежде всего служили, традиционные в местах исконного распространения, единоборства волкодавов, проводимые в обязательном соответствии с определенными, строго регламентированными правилами. Т.е. наиболее важным предназначением этих тестовых испытаний является тренинг способности организма собак к приспособляемости (резистентности ) в тяжёлой ситуации во время реальной схватки с хищником, на возможно более длительный временной промежуток, вплоть до полного истощения возможностей собственного организма (если это будет необходимо). Это лишний раз подтверждает, что дошедшие до нас из глубокой древности, на первый взгляд, абсолютно примитивные методы селекции и воспитания в этой древнейшей породе представляют собой пример мудрости, испытанной веками и вряд ли имеют альтернативу в наше продвинутое сегодняшнее время. 
Для большого числа настоящих любителей породы абсолютно очевидно, что этих собак возможно сохранить в их первозданном облике и внутренней сути только при использовании в разведении древних традиционных методов. «Селекционеры древности 
не были вооружены современной наукой, ничего не знали о генетике, но обладали гениальной интуицией и отменной наблюдательностью, позволившей использовать в практической работе закономерности «открытые» только в ХХ веке, и сформировать к настоящему моменту всё многообразие домашних животных, наследником которых является современный человек.». (А.И.Иншаков, Е.Г. Цигельницкий « Доги и бульдоги»). Наверное необходимо отметить тот факт, что правила судейства единоборств волкодавов в разных регионах Ср. Азии и Кавказа являются практически идентичными, за исключением некоторых второстепенных нюансов. Практическое однообразие этих правил в разных уголках мест исконного обитания волкодавов азиатского происхождения, зачастую отстоящих друг от друга на многие тысячи км, объясняется очень просто. В основе их лежат особенности поведенческих реакций собак, обсуждаемой породы в реальной жизни. 
Не думаю, что в данной статье есть необходимость обсуждать каждый из пунктов правил, если он не вызывает ни малейших спорных ситуаций. Если один из хозяев (секундантов) перед боем имеет желание лично проверить противника на «опасные» втирания, судья в ринге и хозяин (секундант) противника обязаны предоставить эту возможность, всячески помогая проверке. Последнее время стало традиционным требование со стороны судьи в ринге к хозяевам (секундантам) пускать собак с близкого расстояния (2-3 метра). Объяснятся это изменение тем, что начиная бой без разбега, с короткой дистанции, собаки не разобьют друг другу зубы. Во – первых, это нарушение традиций. Ведь пуск собак из противоположных углов ринга, с максимального расстояния, демонстрирует истинное желание противников начать бой (если например один из них испытывает малейшую неуверенность, при сближении это вероятнее всего можно будет заметить). Во- вторых, если один из участников «прискалит» за мгновение перед сближением, то удар зубов об зубы последует независимо от расстояния, с которого собак пустили. В-третьих, сближаясь с большой дистанции, бойцы демонстрируют умение маневрировать при сближении на высокой скорости, часто атакуя после обманного движения, а иногда и серии обманных финтов. 
Если один из участников отказывается выходить из своего угла, демонстрируя при этом явный оскал, бой необходимо остановить ввиду дисквалификации этого участника, -чистое поражение! Если при сближении один из участников продемонстрировал явный оскал, а противник повернулся к нему боком или задом, не начиная при этом боя, бой останавливается, -оскалившийся дисквалифицируется,- чистое поражение! 
Вообще, любой явный оскал, вызвавший негативную реакцию противника, как- то, поворот боком к противнику или задом, приравнивается к чистому поражению, оскалившегося участника. 
Если один из противников надел в ходе поединка губу на клык, бой приостанавливается, владельцу разрешается освободить клык, после этого бой возобновляется. 
Если после достаточно активного ведения боя, противники истощив запас сил, прекращают практически всякие активные действия, при этом ни один из них не проявил ни малейших признаков поражения, то приблизительно через –20-30 сек. ожидания, объявляется второй раунд. 
Если один из противников «бьёт зубами» (волчий стиль боя), - ему защитывается поражение. 
Если один из противников, не выдержав боли, в результате действий соперника заскулил, завизжал или залаял с визгом,- ему защитывается поражение. 
Мне кажется, пока материалов хватит на один-два дня обсуждения, через несколько дней выложу остальной материал по правилам проведения Т.И. 
 
С уважением ко Всем, В.Айзенберг.
 

Форум любителей среднеазиатской овчарки ТУРКМЕНСКИЙ АЛАБАЙ