ГлавнаяБиблиотекаСреднеазиатская овчарка - "глыба" среди других пород

Среднеазиатская овчарка - "глыба" среди других пород

«Они дошли до наших дней через тысячелетия во всем своем великолепии, не претерпев сколько-нибудь заметных изменений, что говорит о совершенстве этой древней породы и ее полной гармонии с природой и человеком…»
 
 В художественной литературе иногда встречаются упоминания о собаках-волкодавах, которые охраняют на просторах Центральной Азии и на Кавказе отары овец и стада других домашних животных от набегов хищников и скотокрадов. По своему типу, силе выносливости и неприхотливости волкодавы азиатского происхождения не имеют не сегодняшний день аналогов в мировой кинологии. Это – пожалуй, одна из древнейших и интереснейших пород собак, полученная путем примитивного, но очень длительного и жесткого отбора животных в разведении. Волкодавы Центральной Азии и Кавказа, как и все мастифообразные породы происходят, прежде всего, от древних мастифов Тибета и являются их прямыми и ближайшими потомками, сохранившими до наших дней внешний облик и тип своих предков почти без изменений. Из Тибета более четырех тысяч лет до нашей эры древние мастифы распространились в Индию, Китай, Месопотамию. С развитием человеческого общества люди находили все новое применение этим могучим псам; с ними охотились на крупных диких зверей, с успехом применяли на войне, где целые подразделения огромных собак сражались против конницы и пехоты противника.
 
Из Месопотамии вместе с волнами переселяющихся народов, армиями, совершающими завоевательные походы, купеческими караванами древние мастифы все дальше распространяются на север и запад в Персию, и более северную часть Центральной Азии, Кавказ, а так же в Малую Азию, Египет и другие страны. Позднее в древнюю Грецию и далее в Европу. Потомки этих древних собак, значительно видоизмененные в результате культурной селекции, необходимость которой была вызвана в основном изменением предназначения и использования этих собак, во многих странах Европы и Америки сохранились до нашего времени. Но, если сравнить сохранившиеся до наших дней, старинные изображения и описания мастифообразных собак, сделанные в разные времена разными народами Вавилона и древней Ассирии, задолго до нашей эры, далее Британии и России второй половины прошлого и начала нашего веков, с центральноазиатскими и кавказскими волкодавами нашего времени, несложно сделать вывод, что всех этих собак вполне можно отнести к одной породе, а те из довольно незначительных различий, которые у них присутствуют, вполне можно счесть различиями между внутрипородными типами. При здравом размышлении отчетливо видно то поистине колоссальное расстояние во времени, которое разделяет первые достаточно точные изображения собак этой породы и сегодняшний день. Трудно представить, что с момента появления первых цивилизаций в междуречье Тигра и Евфрата, от которых до нас дошли наиболее отчетливые и яркие сведения о старинных мастифах в виде барельефов, рисунков и статуэток миновало ни много, ни мало около шести тысяч лет, и можно только гадать, сколько еще веков, а может и тысячелетий, пролегло между этими художественными повествованиями древней Месопотамии и появлением первых их предков мастифов на плоскогорьях Тибета.
 
Если провести сравнение старинного описания английского мастифы со старыми описаниями русского меделяна, а также провести аналогичное сравнительное исследование этих двух старинных пород с современными волкодавами азиатского происхождения, то есть со среднеазиатскими и кавказскими волкодавами, то становится совершенно ясно, что у всех эти трех пород очень сходные внешние признаки, практически мало чем отличающиеся друг от друга. Основное отличие по длине шерсти. У всех этих пород преобладает перекус без отхода или встык, реже встречается плотный ножницеобразный прикус, более того, в старых описаниях английского мастифа и русского меделяна ножницеобразный прикус не указывается вообще. Из этого можно сделать вывод, что все эти собаки принадлежат к одной и той же породе.
 
В тех местах, где способы отбора в разведении и использовании оставались без изменений и где практическое применение этих собак, именно как волкодавов или травильных на крупного зверя имели место и сохранились собаки этой породы в неизменном виде. Когда же такое практическое применение их прекращалось, то есть, исчезала острая необходимость в их содержании и разведении, они с течением времени или исчезали полностью или видоизменялись, приспосабливались к новым условиям жизни. А с прекращением жесткого искусственного и естественного отбора по рабочим качествам, именно как волкодавов, как бойцов против любого противника, исчезал и беспрецедентный характер, боевой дух, присущий только собакам этой породы. Именно поэтому лучшие представители чистопородных волкодавов очень сильно превосходят, как анатомически, с точки зрения их природного использования, так и по морально-волевым качествам и уровню нервной системы всех представителей, ныне существующих догообразных собак, которые, по сути, являются видоизмененными, если не сказать больше – вырожденными их потомками.
 
На огромных территориях Центральной Азии, а также на Кавказе, в силу многих исторических причин, коренное население сохранило до начала нашего века, а в некоторых регионах и до наших дней, тот же ортодоксальный уклад жизни, что был там и сотни лет назад. Так, например, во многих крупных городах Афганистана отсутствует такой спутник современной цивилизации, как водопровод и на улицах часто можно встретить водоносов, разносящих воду жителям. В большинстве сельских населенных пунктах Афганистана, Ирана, Пакистана нет электроэнергии, у многих народов, населяющих эти регионы, господствуют родоплеменные взаимоотношения. Часть населения региона ведет кочевой образ жизни, практически на всей территории этого района нашей планеты имеет место отгонное скотоводство. Вследствие неизменности образа жизни скотоводов, в странах Центральной Азии и народов Кавказа не изменились назначение, а так же методы разведения сторожевых чабанских собак. Центральная Азия и Кавказ, пожалуй, единственные места на земном шаре, где волкодавы по-прежнему время от времени встречаются в смертельном бою со своими извечными противниками – волками. На горных пастбищах Таджикистана автору этих строк приходилось слышать о стычках этих собак с медведями. В Туркменистане, в горах Копетдага, о противоборствах волкодавов с барсами и гиенами буквально ходят легенды. Поголовье последних, как и поголовье других хищников, там в последние годы резко возросло, в то время как количество чистокровных волкодавов буквально сведено за последние десятилетия к минимуму.
 
Именно в силу перечисленных исторических причин, а так же благодаря своим великолепным генетическим и анатомическим особенностям, доведенным веками сурового отбора практически до совершенства, азиатские волкодавы и волкодавы Кавказа практически не претерпели изменений в сравнении со своими древними предками, что вряд ли можно утверждать о других догообразных породах ныне живущих на земле. Скотоводы народов Центральной Азии и Кавказа не стремились к отбору внешне броской, грациозной собаки. Главным критерием была смелость, мощь и ловкость в бою, способность собаки к протяженному противостоянию многочисленным хищникам, в изобилии населяющим бескрайние пространства этого обширного региона и наносящим урон стадам домашних животных. Но в какой-то мере отбор собак в разведении был связан и с экстерьером, так как в борьбе с хищниками могли побеждать преимущественно особи, имеющие наиболее подходящее для такой борьбы анатомическое строение. Во время длительных переходов, кочевок и сезонных перегонах скота могли выжить только особи наиболее к ним анатомически приспособленные. Бескрайние безводные пески и суровые горные массивы занимают значительную часть территории Центральной Азии, сильные сухие континентальные ветры, постоянная борьба за выживание – факторы, которые также участвовали в формировании внешнего облика и внутренней сущности волкодава. Эти собаки отличаются внушительными размерами, мощным костяком, широкотелостью, развитой мускулатурой, гармоничным и рациональным сложением, уверенностью в своих силах, безграничной отвагой и независимостью, острым умом и врожденным инстинктом охраны своей территории. Во внешнем облике и характере азиата все подчинено одной цели – удачному противостоянию любому врагу, посягнувшему на объект охраны. Например, кожная складка на шее – подвес, является естественной защитой горла от зубов и когтей противника. Свободно отстающая от мышц эластичная кожа способствует большей изворотливости собаки в схватке. Поведение взрослых волкодавов уравновешено, в обычном состоянии они очень спокойны и на первый взгляд кажутся ленивыми и неповоротливыми, но при необходимости атаки на противника волкодав мгновенно концентрирует внимание и силы, затем следует мощный молниеносный бросок и крепкая хватка могучими челюстями, вооруженными крупными зубами. Трудно устоять любому объекту атаки против такого прирожденного бойца, будь то человек или даже самый крупный хищник. Среднеазиатская овчарка собака очень позднего формирования, так полное физическое развитие кобеля заканчивается приблизительно около четырех лет, суки несколько раньше. К этому возрасту азиат раздается в груди, увеличивается объем черепа и морды, спина и поясница становятся более мускулистыми и широкими, а толстая кожа более грубой и непробиваемой для зубов хищников, образующей складки на шее и зачастую на черепе. Окончательное становление нервной системы наступает примерно в одно время с завершением формирования экстерьера. Несмотря на такое позднее формирование, даже в раннем щенячьем возрасте среднеазиатская овчарка способна удивить любого малознакомого с этой породой человека своим умом и самостоятельностью. В книге рекордов Гиннеса, в разделе о собаках зафиксировано, что самое мощное усилие по сжатию челюстей производит бультерьер, самое большое тягловое усилие на один килограмм собственного веса принадлежит собаке той же породы. А кто испытывал в этом плане возможности азиатского волкодава? Те, кому посчастливилось наблюдать в жизни за этими собаками и оценить их физические и боевые возможности, единодушно сходятся во мнении, что вряд ли в наше время есть порода собак, способная конкурировать в том с волкодавом. Интеллект, присущий собакам породы среднеазиатская овчарка, способности самостоятельно принимать единственно верное решение в самых экстремальных и неординарных ситуациях, в которые судьба очень часто ставит волкодавов в их нелегкой, полной смертельных опасностей жизни, не имеют аналогов в собачьем мире. Среди народов Центральной Азии и Кавказа ходит масса рассказов, овеянных ореолом легендарности. Кто из поклонников этой удивительной породы не слышал рассказы пастухов о единоборствах собак с хищниками, не знает мельчайших подробностей боев, проведенных знаменитыми победителями в собачьих единоборствах в Туркмении и на Кавказе.
 
Поголовье настоящих чистопородных волкодавов азиатского происхождения более однотипно, чем можно себе представить, рассуждая о незаводской породе, к тому же, имеющей столь обширный ареал исконного распространения. Мне не удалось обнаружить никаких сколько-нибудь существенных различий между чистопородными особями волкодавов, которых мне приходилось наблюдать на протяжении довольно длительного периода в Туркмении, окрестностях Нураты Узбекистане, в Осетии, Дагестане, Карачаево-Черкесии и на Северном Кавказе. Правда, должен отметить, что таких чистопородных собак осталось очень мало, и число их продолжает неуклонно уменьшаться. Но, зато даже далекий от кинологии человек мог бы заметить, что все они, без сомнения, принадлежат к одной и той же породе, несмотря на некоторые незначительные различия в форме черепа, окрасе и длине шерсти. И вряд ли, кому бы то ни было, может придти в голову при виде этих собак, сравнивать их с «дворнягами», как это зачастую случается во время прохождения экстерьерных рингов среднеазиатских овчарок на выставках различных уровней.
 
В чем же кроется причина катастрофического уменьшения поголовья этой столь древней и уже только поэтому бесценной породы? После прихода в двадцатых годах нашего века к власти в России большевиков, советская власть пришла и на территорию Центральной Азии, входящую прежде в состав Российской Империи. Впоследствии этот район стал именоваться Средней Азией. Эти события сопровождались массовым бегством большой части коренного населения в сопредельные государства, Китай, северо-западную Индию – ныне Пакистан, Афганистан и Иран. Представители многих народов Кавказа бежали в Турцию. Так, например, на территорию Афганистана ушло более половины таджикского населения, жившего до этого на землях, оставшихся в руках Советской России. Разумеется, будучи преимущественно скотоводческими народами, беженцы стремились любой ценой увести с собой свое основное богатство – домашний скот, с которым вместе уходили, охраняющие стада и табуны, собаки. До нашего времени среди чабанов Южного Казахстана и Туркмении ходят рассказы о том, что за кордон тогда было уведено лучшее поголовье байского скота, с которым ушли лучшие байские волкодавы. С тех пор, если у кого-либо из чабанов Туркмении к отаре прибивалась хорошая собака, которую в округе не знали, то чаще всего говорили, что ее принесло ветром из Афганистана. Правда, по довольно редким имеющимся сведениям, поголовье чистопородных волкодавов в Афганистане и Иране в наше время приблизительно столь же немногочисленное, как и на сопредельных территориях бывшего СССР. Этому может быть много причин, одной из которых, бесспорно, является непрекращающаяся уже много лет война в Афганистане и соседних с ним землях других государств. Кроме того, на Кавказе и в среднеазиатских республиках бывшего СССР на протяжении многих десятилетий советской власти, под предлогом борьбы с бешенством, регулярно отстреливались все самые крупные и сильные собаки, как представляющие, по мнению организаторов отстрелов – местных Советов и санитарно-эпидемиологических станций, наибольшую опасность для людей и домашних животных. Особенно широкий размах и частоту отстрелы животных приобрели с тех пор, как в эти места была завезена чума плотоядных, внешними признаками протекания которой являются слюнотечение и тому подобные симптомы, зачастую напоминающие клинику бешенства. По мере хищнического истребления диких животных в 70-80 годы нашего столетия, в областях исконного распространения волкодавов соответственно снижалась заинтересованность коренного населения в их разведении и содержании, что так же не замедлило сказаться на количественном качестве поголовья. Если во время экспедиции в Среднюю Азию в середине 80-х годов, приложив определенное количество усилий, проехав по горам или пустыням несколько сот километров, разумеется, при определенной доле настойчивости и везения, а, также обладая кое-каким багажом информации, можно было встретить одного, а то и несколько хороших породных волкодавов, то в настоящее время для достижения подобного результата придется потратить значительно больше сил и времени и это, несмотря на то, что количество волков и хищников в этих местах в последнее время значительно увеличилось. В большинстве отар можно увидеть беспородных помесных собак или, в лучшем случае, выродившихся волкодавов. При этом очень многие чабаны, а тем более прочие местные жители знают или представляют очень смутно, как должен выглядеть настоящий чабанский волкодав. Правда, все четко знают, что уши и хвост приотарной собаки вскоре после рождения следует обрезать. Вот поэтому даже в настоящее время у большинства приотарных, а часто и дворовых собак в этих краях уши и хвост купированы, что, все равно, не делает из них чистокровных волкодавов. Практически во всех известных мне местностях, где в прежние времена было довольно многочисленное и качественное поголовье азиатских волкодавов, не только высокопородные, но и чистокровные особи почти полностью исчезли. Так, в районе Нураты, самаркандской области Узбекистана, во время экспедиции осенью 1992 года, несмотря на все предпринятые усилия, а в моем распоряжении там имелась и автомобильная техника повышенной проходимости, и достаточно хорошие, заинтересованные проводники, мне удалось увидеть в разных местах лишь трех, без сомнения чистокровных, собак, но все они были довольно низкого уровня породности и не представляли для меня особого интереса. После практически бесплодных поисков в горах мной были за несколько дней осмотрены очень многие отары в песках южнее озера Айдар-куль, где среди многих десятков увиденных собак я не нашел ни одной особи, на которой хотя бы можно было остановить взгляд. Тот же результат ожидал меня и севернее озера Айдар-куль, в Кызылкумах – где буквально за два года до этого в этих местах можно было увидеть породных собак. Моим близким друзьям довелось побывать в районе Нураты в конце 70-х – начале 80-х годов, тогда им повезло увидеть за несколько поездок туда достаточно много высокопородных старотипных азиатов. Одну прекрасную, хотя и молодую суку, удалось привезти в 1983 г. домой. Ее потомство есть у нас и сейчас.
 
С осени 1991 г. до осени 1992 г. мной были предприняты несколько поездок в Таджикистан с целью осмотра и поиска подходящего для моего питомника инокровного производителя. За время этих поездок были увидены четыре, по-настоящему хорошие, собаки. Первая из них – тяжелобольная сука, другой – старый, около 8-9 лет кобель, которого я привез в Ростов. К сожалению, получить от него потомство не удалось. В эти годы мной были предприняты несколько экспедиций в Туркменистан, Узбекистан и южную Киргизию, результаты этих путешествий были просто удручающими. В общей сложности большую часть высокопородных животных из тех, что мне удалось наблюдать в местах традиционного распространения, то есть на пастбищах, в отдаленных аулах и кишлаках, я видел во время поездок в Среднюю Азию с 1987 по 1990 г.г. С начала 90-х годов количество и качество поголовья, на мой взгляд, пришло в упадок. В связи с этим, у меня постоянно возникает вопрос, в каких отдаленных уголках авторами современных опусов об этой породе удалось раздобыть те цифры и промеры, которые публикуются в их работах, где они используют данные, якобы собранные с многих десятков осмотренных и обмеренных ими собак, вроде бы, принадлежащих к этой породе.
 
В Туркменистане, Узбекистане и на Кавказе собачьи единоборства являются чем-то вроде национального спорта, истоки которого заложены с незапамятных времен, по типу корриды в Испании. Эти состязания проходят там и ныне, часто во время народных праздников и свадеб, привлекая множество зрителей и участников. Правила этих боев тоже придуманы в глубокой древности, в их основе заложены особенности психологии вообще и в большей мере особенности поведенческой реакции, присущие именно волкодавам. Традиционно, для участия в собачьих единоборствах отбирали лучших из лучших кобелей, так называемых боевых кровей, у которых отцы, деды и более отдаленные предки отличались в подобных состязаниях и схватках с хищниками. При отборе бойцовых собак в разведение предпочтение отдавалось не просто крупным и физически сильным особям, а только тем их них, которые отличались смелостью, решительностью в схватке и крепкой нервной системой, способностью легко переносить боль. Десятилетиями в Туркменистане, а в последние годы и на Кавказе, ведутся кровные линии боевых собак, каждая из таких линий начиналась с какого-либо выдающегося кобеля, отличившегося в единоборствах с другими бойцовыми собаками. Как правило, принадлежность собаки к той или иной кровной линии учитывается, если отец этой собаки является представителем этой линии, то есть кровные лини боевых волкодавов в Туркмении и на Кавказе всегда велись по верху. Как правило, кровные бойцовые собаки породней, мощней и физически сильней обычных современных пастушьих собак, полученных часто путем смешения с другими породами или вырожденными в результате скудного кормления, плохого содержания и бесхозного разведения. В Центральной Азии и на Кавказе престижно иметь сильную бойцовую собаку, ведущую свою родословную от какого-нибудь знаменитого предка. Таких собак содержат в лучших условиях, обычно хорошо кормят, тренируют различными способами, подвергая физическим нагрузкам и, наконец, при разведении стараются спаривать с суками подобного происхождения. Во многом благодаря этим кровным линиям, которые, конечно не подвергались прореживаниям путем время от времени проводящихся беспощадных отстрелов, а только пополнялись лучшими представителями отарных волкодавов, и сохранился золотой генофонд этой породы. Несколько лет назад в Ашхабаде, благодаря усилиям энтузиастов этой породы, создан национальный специализированный клуб любителей туркменского среднеазиатского волкодава – «ТУРКМЕН ИТИ».
 
Министерском сельского хозяйства и продовольствия Туркменистана утвержден стандарт туркменского среднеазиатского волкодава за номером 12/2-1-163 от 1 апреля 1993 г. Основная суть этого стандарта заключается в том, чтобы выделить в разведении животных наиболее правильно анатомически сложенных с точки зрения возможности их природного использования. Приблизительно по этому же принципу ведется работа по разведению волкодавов на северном Кавказе. В настоящее время в Туркменистане наибольшей известностью пользуются следующие кровные линии волкодавов: линия Белых Екеменов, линия Черного Екемена, линия Рыжего Екемена, линия Зеленого Екемена, линия Старого Елбарса, линия Гара-Келле, линия узишли Гара-Келле (трехзубого Гара-Келле), линия Гутура и линия Акгуша. На Кавказе наиболее известны такие кровные линии, как линия Борзы, линия Батыра, линия Старого Бутуза, линия Бор-боса и линия Ходы. К сожалению, в собаководческих клубах СНГ работа с этой породой ведется зачастую с использованием далеко не лучших ее представителей, а порой и вообще не имеющих ничего общего с волкодавами азиатского происхождения. Часто используются нечистокровные особи, хотя и завезенные из среднеазиатских республик и с северного Кавказа. Этому есть несколько причин, одной из основных, на взгляд пишущего эти строки, является то, что за многие годы ни разу не публиковалось никаких сколько-нибудь правдивых и, тем более, исчерпывающих сведений об этой старинной породе. В большинстве публикаций этих собак называют среднеазиатскими овчарками, под этим названием объединили все разнообразие разнопородных приотарных собак, населяющих обширные территории Центральной Азии. Начитавшись подобной писанины, многие собаководы привозят из Средней Азии или с Кавказа в подавляющем большинстве малопородных, а то и вовсе беспородных животных. И, когда, у многих возникает вполне резонное сомнение, может ли эта маломощная собака справиться с волком, владелец начинает доказывать, что ее задача не охранять, а пасти стадо. Многих этот довод убеждает, и в разведение попадают крупные, а бывает, что и довольно небольшие «дворняги». При этом огромную отрицательную роль играло отсутствие до сих пор в клубах стандарта на данную породу, составленного и утвержденного ведущими собаководами Средней Азии, северного Кавказа и ведущими заводчиками, занимающимися разведением этих собак на территории России, Украины и других стран СНГ, и хорошо знающими эту породу. Существующий на сегодня стандарт подготовлен и выпущен в свет в Москве Центральным клубом собаководства и Федерацией служебного собаководства России, среди авторов этого стандарта нет ни одного специалиста из Средней Азии или Кавказа. Стандарт даже не попытались согласовать с руководством кинологических учреждений на родине породы, как говорится «без меня, меня женили». Во многом придуманный стандарт не отражает тип волкодава, а ориентирован на вышеупомянутую среднюю, если такое можно себе представить, пастушескую собаку азиатского происхождения, во всей ее неоднородности многообразии. Конечно, пастушьи породы собак, имеется в виду собаки для пастьбы скота, нужны тоже, но составить им конкуренцию способны многие, выведенные в Европе породы: кэлпи, колли, пули, пуми и др., они прекрасно приспособлены для пастьбы скота, а вот пород волкодавов в мире единицы, и бесспорным лидером среди них является волкодав среднеазиатского происхождения. Не нужно изобретать велосипед, выводя новую сомнительной ценности породу, главное сохранить исконную породу волкодава, высокопородные или даже просто чистокровные особи которой сейчас чрезвычайно немногочисленны. Еще более немногочисленны те из них, кого с полным правом можно назвать волкодавом, уровень нервной системы и волевые качества которых в полной мере отвечают этому звучному названию.
 
А что же будет с так называемой среднеазиатской овчаркой? По-моему, история этой, с позволения сказать, породы одних типов голов которой некоторые насчитывают огромное множество: лошадиные, медвежьи, львиные, шлакоблочные, кирпичеголовые, клиноголовые и так далее и тому подобное, очень сильно напоминает историю с изобретенными в СССР восточноевропейской овчарки, московского водолаза и другими, уже практически забытыми, шедеврами советской кинологии. Ведь, положа руку на сердце, на наших выставочных рингах, а иногда и на зарубежных выставках самого высокого уровня, под названием среднеазиатская овчарка экспонируются, в своем большинстве, «дворняги» самого различного происхождения, объединяет которых в одну породу в основном то, что у них купированы уши и хвосты, да и то не всегда. Короче говоря, крупных «дворняг», чистокровных волкодавов, если у них вдруг окажется ножницеобразный прикус, что бывает не часто, и различных помесных приотарных собак свалили в одну кучу и назвали среднеазиатской овчаркой.
 
Давайте вспомним, что такое порода собак? Порода собак, это достаточно многочисленная группа собак, созданная искусственным отбором, имеющая общее происхождение и ряд сходных морфологических, физиологических и поведенческих особенностей, стойко передающихся по наследству (Д. Палмер, «Ваша собака», 1988 г.). Волкодавы Азии – это не просто одна из пород собак, существующих в мире, это «глыба» среди других пород. Следует помнить, что многие высокоцивилизованные народы, в том числе уже исчезнувшие с лица земли, которые вывели не одну породу домашних животных, в том числе большое количество пород собак, начали свое существование гораздо позже после появления этой породы на нашей планете.
 
В.А. Айзенберг

Форум любителей среднеазиатской овчарки ТУРКМЕНСКИЙ АЛАБАЙ