ГлавнаяБиблиотекаСреднеазиатская овчарка: мифы, реальность, перспективы. ч.1

Среднеазиатская овчарка: мифы, реальность, перспективы. ч.1

 Издревле территорию, ограниченную с запада Каспийским морем, с юга Копетдагом, а с востока Амударьей, населяли племена кочевников, которых позднее стали называть туркменами. Земледелием они почти не занимались, так как климат здесь резко континентальный, засушливый и около 80% территории Туркменистана (примерно территория Швеции) занимают практически безводные Каракумы, остальное – предгорья Копетдага. Бывает, что в марте воздух прогревается до + 40, и если в апреле пустыня еще радует глаз свежей зеленью, то в мае она уже вся выгорает. Зимой температура очень редко опускается ниже 0, но при этом постоянно дующие, пронизывающие ветры создают ощущение ужасного холода.
 
Основными занятиями племен, населяющих эти земли, были скотоводство и связанные со скотоводством ремесла. Туркмены славились своими великолепными текинскими и йомудскими коврами, которые не боялись моли, с возрастом не ветшали и не вытирались, а становились только красивее и мягче. Старый туркменский ковер можно свернуть, как платок. Из шерсти овец они ткали одежды, из верблюжьей шерсти изготавливали кошмы, занимались выделкой шкур и делали изделия из серебра. Еще эти племена были известны своим гостеприимством. Любой человек, несмотря на воинственность туркмен, проезжая по их территории мог рассчитывать на теплый прием, радушие и гостеприимство. Каждый, завидев незнакомца, считал своим долгом пригласить его к себе в дом, накормить и, в случае отказа или увидев, что путешественник, отклонив это приглашение, заходит в другой дом, искренне огорчался. И сегодня, человек, переступивший порог дома, обязательно получит приглашение поесть. Соблюдая традиции, чтобы не обидеть хозяина, гость должен съесть хотя бы кусок чурека, обмакнув его предварительно в соль.
 
С приходом в 1885 г. русских веками сложившийся быт туркмен претерпел значительные изменения. Начали строиться города, которых раньше в этой стране не было, предпринимались попытки организовать обработку земли, но скотоводство, тем не менее, так и осталось главных занятием для местного населения.
 
Ранней весной, обычно уже в начале марта, когда появляется первая трава, туркменские чабаны с отарами овец отправляются на летние пастбища, где они пробудут до октября-ноября. Мало что изменилось в жизни чабана за многие-многие годы. Легкая разборная кибитка, загон для овец, – как сто лет назад, так и сегодня выглядит стоянка пастуха. Пастбища располагаются вокруг колодца с пресной водой, по-туркменски – гуи, который, как правило, находится вдалеке от населенных пунктов и людей. Многие колодцы, возраст которых исчисляется не одной сотней лет, своим названием донесли до нас имя вырывшего их человека. Они так и называются: Ахмед Гуи, Бяшим Гуи…
 
Труд пастуха нелегок и зачастую опасен, поэтому он пользуется большим уважением, а чабанский опыт часто передается по наследству от отца к сыну, который к пятнадцати-шестнадцати годам может уже начать работать самостоятельно. Ежедневно утром чабан верхом на осле, к которому приторочены хурджун с едой и водой, выгоняет отару на пастбище, а вечером снова возвращает ее к колодцу. Чтобы овцы не подъели и не вытоптали всю траву, маршрут каждый день немного меняется. Это выглядит так, словно каждый день отара обходит лепесток ромашки, центром которой является колодец, новый день, новый лепесток.
 
Единственное оружие чабана – острый кинжал. Сравнительно недавно, в 1960-е гг., чабанам в колхозах стали выдавать ружья для защиты овец от хищников, но порядок этот не прижился. Оказалось, что важнейшее, по-настоящему эффективное оружие пастуха – это ЧОПАН ИТ – чабанские собаки. Если стадо находится под охраной двух-трех мощных волкодавов, то ненужными становятся ружья, не нужно строить дорогостоящих кошар, можно до минимума сократить количество пастухов.
 
Вот что писал про собак, увиденных в Туркменистане, английский путешественник еще в 1882 г.: "Для охраны своих стад у туркмен имеется порода очень больших и злых собак, которые подобно нашим собакам, помогают пастухам управлять стадами и сторожат их по ночам; без таких бдительных сторожей было бы в самом деле невозможно в окружении воров-соплеменников даже на одну ночь уберечь собственность, пусть она будет государственная или же частная; из-за них вору почти невозможно что-либо унести, так как они тут же поднимают тревогу: одна или несколько таких собак спят под стенами каждого дома, и никто не может пройти мимо них незамеченным.
 
У них есть еще другая порода собак, которые выполняют те же обязанности, что и наши пойнтеры, найдя по запаху дичь, такая собака осторожно, чтобы не вспугнуть, подкрадывается к дичи и замирает, пока охотник не увидит эту дичь и не убьет ее на земле, или собаки сами увивают ее, поскольку немногие могут сбивать птицу на лету*. Эти собаки бывают различными по своему виду, но я видел некоторых, которые совсем не отличаются от самых стройных наших ловких пойнтеров. У нескольких наиболее богатых туркмен и у хоросанских вельмож есть собаки из породы борзых, у которых имеется длинная шелковистая шерсть на теле, плечах, ушах и хвосте и которые охотятся за джейранами и зайцами, поскольку они развивают большую скорость…". (Джеймс Фрезер, Повествование о путешествии в Хоросан в 1821-1822 годах. – Лондон, 1825.).
 
На территории Туркменистана собаки, которых Д. Фрезер описывает как пойнтеров, к настоящему времени не сохранилось. Вероятнее всего это произошло потому, что с появлением огнестрельного оружия необходимость в них отпала. Борзые тазы довольно многочисленны и сегодня; они участвуют в соколиных охотах, которые до сих пор практикуются местным населением. Ну и конечно, сохранился волкодав, без которого, при наличии в регионе большого количества хищников, просто невозможно было бы заниматься скотоводством.
 
Автор заблуждался, полагая, что эти собаки помогали пастухам управлять стадами. Возможно, он видел собак, сопровождавших отары, и по аналогии с "их" собакам решил, что эти тоже пасут. Волкодав пасти не умеет, в этом он не может конкурировать с европейскими овчарками. Но и назначение этой собаки совсем иное – главное, что она должна уметь делать и для чего ее держит пастух при стаде, – это борьба с хищниками. Часто встречаемые утверждения о пастушеских способностях алабая проистекают либо из непонимания или незнания особенностей их психики и использования в местах традиционного разведения, либо из желания оправдать появление на выставочных рингах собак, глядя на которых невольно возникает вопрос: "Как же такая собака может побеждать хищника"?
 
Обычно с отарой летом чабан держит одного взрослого кобеля, одну-две суки и несколько щенков в возрасте от 5-6 месяцев. Этого количества собак вполне достаточно, чтобы защитить стадо до 1000 голов. Днем они провожают отару на пастбище и, при малейшей возможности, спасаясь от жары, стараются найти какую-нибудь тень и спрятаться там. В это время они малоподвижны и кажутся неповоротливыми. Основная их работа начинается с наступлением сумерек.
 
Шакал и волк – вот главные враги чабана. Шакал враг массовый, но мелкий, он может напасть на ягненка, но с ним справится даже собака-подросток, и для взрослых овец он не представляет серьезной опасности. Волк куда страшнее, крупный, наглый, безжалостный зверь, прорвавшись в отару, пьянея от крови, режет без счету. Нападает он обычно ночью, когда овцы около колодца в загоне или просто в "куче". Туркменские чабаны говорят, что численность волков в последнее время сильно возросла и уже не редкость, когда хищник, не боясь человека, нападает на домашний скот днем и в присутствии хозяина. Кроме того, появились волки, про которых они говорят, что это "не наш волк" – этот гораздо крупнее нашего".
 
 Ф. Болкунова, И. Горохов, К. Кяризов

Форум любителей среднеазиатской овчарки ТУРКМЕНСКИЙ АЛАБАЙ