ГлавнаяБиблиотека’’Волкодавы?! Которыми волки давятся?!’’ ч.1

’’Волкодавы?! Которыми волки давятся?!’’ ч.1

 Для начала давайте всё-таки договоримся, что правильнее будет называть это мероприятие тестовыми испытаниями. Когда говоришь «бои», то сразу хочется давить «без правил», да и какие могут быть правила в бою. На войне как на войне.

Итак, тестовые испытания - нужны ли они? И если нужны, то, какие? Лично я, в начале, был противником собачьих боев (тогда это были именно бои без правил), но в итоге поменял свое отношение к ним, на прямо противоположное. Почему?

Первое очное знакомство с боями состоялось в Серебряном Бору в Москве, В самом начале 90-х погоду там делали амстафы Рэм, Арес, несколько позже Боря. Драться пускали всех подряд: боксеров, ризенов, ротвейлеров, догов, мастино, бультерьеров. Были и экзотические для боев породы - таксы и ягдтерьеры (правда-правда). Ну и конечно были среднеазиатские и кавказские овчарки. Понимания психологии собак не было никакого, да правил как таковых не существовало. Стихийно появившиеся судьи судили, как бог на душу положит, основываясь на «революционной сознательности» и услышанном от кого-то заграничном слове «скретч», смутно представляя, что это такое. Кто бывал на этих и других подобных «мероприятиях» в Москве и Подмосковье, наверное, вспомнят, как хозяева, зажав коленками (чтобы не убежали), выводили своих визжащих от страха, скалящихся, поджимающих хвост «непобедимых» питов и амстафов на «скретч» против кавказов и азиатов. Вспомнят, как последние, игнорируя визжащих противников, перепрыгивали через ограды и уходили с поднятыми хвостами. Прибавьте сюда соответствующую публику, которая приходила на тусовку «себя показать», и станет ясно, почему я, как и многие другие, был противником собачьих боев. Почему приходил, если не нравилось? Попробую объяснить. Будучи Мастером Спорта, отдавшим годы занятиям единоборствам, я никак не мог понять, как сравнительно небольшие собаки, питы и стафы, могут побеждать гораздо более крупных собак, таких как азиат. Ведь в спорте, при прочих равных (таланте и работоспособности), легковесы не могут конкурировать с «тяжами», исключения только подтверждают это правило. А здесь питы, визжали и скалились, азиаты уходили с поднятыми хвостами, а судьи присуждали победу малышам под радостные крики разгоряченной толпы. Многие оппоненты того времени, а было их гораздо больше, чем сторонников, утверждали, что питы и стафы сильнее. Мои аргументы сводились к тому, что если они сильнее, то и волков должны гонять куда как лучше волкодавов. А, учитывая, что содержать небольшую собаку экономически куда выгоднее, все пастухи мира наперегонки должны избавляться от ставших ненужными волкодавов в пользу питов и стафов. Но ничего похожего нет даже в Европе, а ведь питы и стафы попали туда раньше Союза. Например, та же Италия вопреки, казалось бы, здравому смыслу пытается возродить в своих Маремах утраченные свойства волкодавов. Хорошо, что в то время я не познакомился в одном из номеров журнала «Друг» со статьей г-на Цигельницкого и других господ поддерживающих его, о том, что, оказывается, волкодавами азиаты и не были никогда. К этому изданию мы вернемся позже, а пока повторюсь: хорошо, что я не был знаком с ним тогда, т.к. не готов был спорить. Наверное, эти статьи могли стать последней каплей, перевесившей чашу весов моего интереса к этой породе. Но «умных» статей я тогда не читал, а были у меня кобель азиат из Новосибирска и сучка из Киргизии, ещё был друг Олег Кафанов, мама которого туркменка держала одного из немногих тогда кобелей-аборигенов Чака, а ещё были три наших с ним щенка-аборигена (внуки Бабура, вл. Кяризов).

   Итак, подводя итог, можно сказать, что в тот период я был против неуправляемой, часто пьяной толпы, которой было плевать с высокой колокольни на собак, был против полного отсутствия четко установленных правил, отсутствия какого-либо медицинского контроля за физическим состоянием собак, применением допингов и вредных притираний, невозможности оказания необходимой медицинской помощи после боя. А еще я не понимал, как владельцам не жалко своих питомцев.

   Теперь я горячий сторонник проведения тестовых испытаний. Почему? Ну, во-первых, на проводимых сейчас тестовых испытаниях, а они проводятся в странах СНГ достаточно широко, посторонних людей не много, и это на фоне постоянно растущего интереса. Во-вторых, и это очень важно, тесты сегодня проводятся по четко определенным, везде одинаковым правилам. Они достаточно простые и основаны на общих законах зоопсихологии и правилах проведения подобных мероприятий в местах исторического разведения волкодавов. Проигравшей считается собака: показавшая зубы (оскал), демонстрирующая волчью манеру боя (удары зубами), подавшая голос, поджавшая хвост и покинувшая поле, снятая своим хозяином.

   Как видно из правил, собака не желающая вступать в схватку, ДОЛЖНА быть НЕМЕДЛЕННО снята судьей, а помочь собаке избежать серьезных травм должен сам хозяин, вовремя сняв своего питомца. Во всех других случаях, в том числе и при сомнении в объективности судьи, восстановить справедливость помогут видеозапись и конфликтная комиссия. Все чаще на турнирах присутствуют врачи, хотя иногда и не достаточно компетентные в вопросах оказания первой помощи, а также допингового контроля. Но это временные недостатки, которые можно и нужно исправлять.

   Итак, от всех моих «против» осталась только жалость к собакам. Как ни странно, окончательно изменила мое отношение к тестовым боям именно моя собака, приобретенный мной щенок - представитель кровной туркменской линии. В начале 90-х годов я близко познакомился с людьми, которые держали этих собак. Дружеские отношения мы поддерживаем и до сих пор, часто встречаемся на турнирах. Приятно встретиться со старыми знакомыми из Ростова, Казани, Можги, Мариуполя, Ижевска, Курска и других городов, которые, как и я приезжают пораньше за день-два, чтобы пообщаться с друзьями, обменяться новостями. Это практически клуб по интересам, где день и ночь напролет люди говорят о волкодавах. Кстати люди, держащие представителей кровных туркменских линий, запросто перечислят 8, а иногда и более колен предков своих собак. Причем многие из них широко известны как в Туркмении, так и в других государствах.

   Сейчас уже многие азиатчики знают, что такое кровные туркменские линии. На любой выставке, в любом регионе СНГ, много, так называемых знатоков, которые с легкостыо оперируя кличками Великих Собак прошлого, таких как Куле, Гек Екимен, первый и второй Белые Екимены, Черный Екимен, Рыжий Екимен, Уч Дишли, Старый Елбарс, Акгуш и другие, на все лады пересказывают переписанную многими правду, нередко перемешанную с вымыслом. Чуть отвлекшись от темы можно, например, вспомнить, как специалисты из Сибири предлагают всем желающим для вязок последнего сына Гек Екимена - Гаплана (журнал «Азиаты Сибири». Выпуск 2), По мнению этих людей в 1994 году Гек Екимен еще бегал в Туркмении и вязал сук. По нашим сведениям этому кобелю уже тогда должно было быть хорошо за 20 лет, не говоря уже о том, что еще в конце 80х в Туркмении о Гек Екимене рассказывали как о выдающейся, но уже давно почившей в бозе собаке. Хотя как говориться в том анекдоте: «туркмены могут этого и не знать». Некоторые авторы вдруг начали называть Черного Екимена чемпионом. Чемпионом чего и кого был Черный Екимен, если даже туркмены говорили, что эта собака имеет дух, но у нее «холодный рот», т.е. она не держала хватом (очень большой недостаток в бою). Да и жил Черный Екимен с первым Белым в соседних дворах, и бит был Белым неоднократно, хотя надо отдать ему должное, всякий раз начинал снова. Но рассказ о Великих Собаках прошлого не тема этой статьи.

   У меня и до приобретения этого щенка были собаки, готовые выяснять отношения с помощью клыков, но здесь был совсем другой случай. Этот абсолютно уравновешенный кобель буквально преображался, вступая в единоборство. Бой для него был родной стихией. Справедливости ради надо отметить, что моего более чем 20-ти летнего стажа не всегда хватало, чтобы избежать ошибок в выращивании. Когда пес стал подрастать, я уже был готов к тому, что его можно и нужно проверить на тестовых испытаниях. Нет, я любил его, и сейчас люблю не меньше своих многочисленных питомцев. Просто я вдруг почувствовал, что это необходимо ему самому, важно для его становления как личности. Кроме того, я был абсолютно в нем уверен, уверен, что он не даст себя в обиду, и если даже вдруг и проиграет, то проиграет достойно. А уж не допустить серьезной травмы в бою в моих силах как хозяина. Надо только действительно любить свою собаку и вовремя остановить турнир, даже если для этого придется переступить через свою гордость. Но звездой тестовых испытаний и выставок мой пес так и не стал. Сказались ошибки в выращивании и несчастный случай на прогулке - в лесополосе его, тогда еще годовалого, спокойно стоящего на тропинке, «храбро» сбила невесть откуда выехавшая милицейская машина.

   Сейчас от моего пса растут три помета, в первом уже есть несколько Чемпионов России, второй и третий - только начинают выставочную карьеру. Два щенка подрастают у меня. Надеюсь, что на тестовых испытаниях они будут выглядеть достойно. Я не указываю здесь кличек, ведь данная статья не имеет своей целью рекламу собак нашего разведения, поэтому оставим в стороне личные мотивы, сделавшие меня в результате сторонником тестовых испытаний, и попробуем вместе разобраться - зачем же они все-таки нужны.

   Возьмем для примера грейхаундов, пользующихся славой самых быстрых собак. Отбирая производителей по результатам тестовых испытаний, заводчики могут быть уверенны, что попавшие в разведение собаки обладают идеальным опорно-двигательным аппаратом. А учитывая закономерности в закреплений рабочих качеств, когда чемпионы рождаются только от выдающихся собак, можно быть спокойным в гораздо большей степени. Экстерьер грейхаунда это производная от его рабочих качеств. Именно работа по улучшенная его беговых возможностей и привела к закреплению данного типа - идеального для выполнения своего предназначения. А теперь давайте представим, что на каком то этапе развитие этой породы она стала развиваться в соответствии с субъективными представлениями какой-то группы людей об этой породе. Не имея необходимости доказывать свое превосходство в рабочих испытаниях, можно ведь поработать с породой исходя из своих соображений об экстерьере. Например, отбирать по цвету, по наличию маски, увеличению размеров общих или только головы, или ещё изменить формат. В той же Италии, так например, поступили с породой мастино-наполитано. Возьмите и прочтите характеристику породы, она вам нарисует великолепного сторожа и охранника, неутомимого и могучего, предки которого противостояли львам и тиграм, Затем возьмите рекламную кассету итальянского питомника и увидите именитых инвалидов, которые двигаются с трудом. Может быть, они всегда были такими? Да нет! Возьмите первый стандарт в котором отец современного мастино г. Скоциани просто, ничего не выдумывая от себя, описал великолепного кобеля Гуаглино, сильную, подвижную собаку с крупной головой, ростом около 70 см., у которой из складок было несколько морщин на голове, сырые губы и небольшой подвес и всё, но при этом это была рабочая собака, фотографии которой сохранились. А дальше была мода, спрос, отказ от рабочих качеств в разведении, изменения в стандарте, и пошли гулять по миру огромные морщинистые калеки. Есть ещё английский бульдог, который сам уже не рожает, которому уже и бегать на солнце нельзя. А ведь истинные бульдоги всего, «каких» то два столетия назад вдвоем - вчетвером справлялись со львом, и тому есть документальные подтверждения. Да что там Англия - в России живем, но что имеем, не храним. И вот уже нет меделянов, нет киргизских овчарок, нет нуратынских собак. Ещё лет двадцать назад ни один уважающий себя охотник не ходил на утку без собаки, а сейчас собака на охоте, да ещё рабочая, такая же редкость как бивень мамонта. И гибнут сотнями подранки, которых не нашли охотники, впору запрещать охоту без собаки, да где её возьмешь, рабочую.

   Но вернемся к породе. Позволю себе повторить за многими авторами: тысячелетия тяжелых условий жизни, жесточайший естественный, а также не менее строгий искусственный отбор по рабочим качествам слепили этих великолепных собак. В ней всё функционально: крупные размеры в гармонии с великолепным балансом позволяют ей успешно противостоять серьезным хищникам. Эта собака анатомически тонкий механизм, вмешательство в который официальной кинологии без учета законов, по которым этот механизм создавался, приведет лишь к печальным последствиям. Спросите любого азиатчика, кто пришел к этой породе через любовь к ней, а не через кошелек и зарплату, какую он хотел бы иметь собаку? И вам ответят: как Куле, багирский Черный, Гезы Гара, Левик, Пелен Акела, Бабур, Акгуш, Эссер, Тохмет и т.д. Эти собаки предел мечтаний многих сотен и тысяч заводчиков и владельцев азиатов. Но эти собаки - результат селекции исключительно по рабочим качествам. Так почему же мы, зная, как они получены, мечтая об этих, а не о каких-то мифических собаках, должны идти другим путем, вновь изобретая велосипед?

   Некоторые авторы, как например Л.Николаева, скажут, что они разводят рабочих собак т.к. они, дескать, хорошо охраняют загородные дома. Но позвольте, во-первых, хорошо охраняют загородные дома и представители многих других пород, а во-вторых, ну назовите свою породу Подмосковной охранной (возможны любые варианты) и разводите, разводите, разводите. А в местах традиционного разведения этих собак, как производителей используют собак зарекомендовавших себя настоящими волкодавами или проявившими себя серьезными ринговыми бойцами. И тут нет никаких противоречий, как бы ни хотелось этого некоторым авторам, которые договорились до того, что в рингах участвуют, чуть ли не выбракованные чабанами собаки. Бред. Сами чабаны пускали своих собак, объясняя это тем, что не всегда увидишь, как ведет себя собака в бою с хищником. Но доминирующая особь не терпит рядом с собой никаких конкурентов: ни хищников, которые заходят на территорию, ею контролируемую, ни другую взрослую собаку, которая может бросить ей вызов. Есть ещё немаловажный момент. При прочих равных в ринге побеждает собака более совершенная в плане анатомии, обладающая лучшим техническим арсеналом, лучше физически подготовленная, более сильная и крупная(но при этом гармоничная и подвижная, с безупречным балансом) и, несомненно, обладающая поистине несгибаем духом. Поэтому, стремясь получить более совершенного бойца, мы, в итоге, получаем более совершенную собаку - волкодава. Сразу скажу, что нас интересует чистокровное разведение, т.к. ни одна из ныне существующих пород не может улучшить этого самого совершенного (не путать с бойцовыми собаками) воина. Нас интересует сохранение этого раритета собачьего мира, поэтому прилитие крови других пород нас не интересует. Кстати, представители кровных линий кроме характера ещё стойко передают и «фамильную» технику боя, так, например, специалистам известна филигранная техника тедженских собак, огромная физическая сила, в связи с этим силовая, напористая манера боя потомков Белых, стойкость в бою демонстрируемая потомками Акгуша и т.д.

   Никто из сторонников тестовых испытаний не против тестировать своих собак по волку, но этот вопрос требует серьезной проработки, организации, выработки правил проведения. Если кто-то сам сможет взять на себя организацию этого процесса, мы будем благодарны.

   А теперь вернемся к статьям в журнале «Друг», в которых авторы пытаются убедить нас в том, что азиаты не волкодавы, а собачки, в лучшем случае лающие в сторону возможного появления волков. В статьях бедному азиату не оставляют ни одного шанса в борьбе с волком, волк де профессионал, а азиат - мальчик для битья, не говоря уже о таких хищниках как гиена, леопард, медведь. А ведь раньше азиатам на охране отар приходилось сталкиваться со львами и тиграми, которые обитали в этих регионах ещё не так давно. Но господа уверены, что азиат не дерется с волком. Можно было бы вспомнить Меделяна, который был в состоянии один на один противостоять медведю (архивные документы это подтверждают), а так же травильных собак прошлого, но к чему?

   К чему вспоминать о том, чего не вернуть. В Таджикистане, ближе к Памиру, и сейчас никого не удивит рассказ чабана о том, что собаки охраняющие отару вступили в схватку с медведем. В Туркмении Акела в годовалом возрасте победил в схватке с волком, хорошо, что ему никто не рассказал о тех преимуществах, которые, якобы, имеет волк, Хорошо, что собаки не умеют читать. В Ростовской области 7-ми летняя сука Кельчи (вл. Калашнюк) убила молодого волка, там же в Ростовской области широко известен как волкодав 7-ми летний Лорд, охраняющий много лет отару от хищников.

    На этой же отаре стоит его сын, который дрался с волком в полуторалетнем возрасте. Кстати, чемпионом в тестовых испытаниях в Ростовской области также является сын Лорда - Хан (Ханчик). И чтобы совсем уже не возвращаться к г-ну Цигельницкому буквально два слова о собаках Афганистана.

   На наш взгляд эти собаки (имеются в виду лучшие представители) ничем не отличаются от лучших представителей среднеазиатской овчарки. В течении продолжительного времени происходил незначительный обмен поголовьем. Между прочим, название Арийский молос не известно в Афганистане, ну разве что статьи г-на Цигельницкого уже перевели, тогда глядишь и приживется, ведь выучили же мы с легкой руки сомнительных специалистов, что собака туркменов называется «алабай». Хорошо, что когда у туркмена спрашивали, что это за собака, он, плохо знающий русский язык, назвал кличку своей собаки, а у туркменов бывают и другие, не столь благозвучные, клички, а то представляете, разводили бы мы сейчас шариков, бобиков или тузиков. Так вот в Афганистане собак держат, в основном, этнические узбеки и таджики, которые называют своих собак по обе стороны границы одинаково: «саги чопани» - узбеки, и «саги домардоги» - таджики, что переводится одинаково - собака чабана. Туркмены и казахи называют свою собаку «чабан ит(и)». Уважаемые Мазовер и Пильщиков осмотрев сотни собак, называют их чабанскими отарными собаками, нигде не упоминая ни об алабаях, ни о балабаях.

   Но давайте вернемся к нашим собакам. Можно ли в дальнейшем разведении обойтись одними выставками, не используя испытаний по рабочим качествам? Я думаю, что это было бы неправильно. Почему? Потому что чемпионы выставок, являясь ориентирами в разведении породы, становятся основными производителями. Надо ли говорить, что чемпионами выставок собак делают судьи. Иногда при отсутствии конкуренции лучших выбирают из худших, иногда судьи не разбираются в породе вообще (как по другому объяснить, что чемпионом мира в Хельсинки стал «сеттер переросток»), а иногда судьи просто ангажированы. Прибавьте то, что некоторые собаки внешне похожие на азиатов, не являются ими, т.е. не являются чистопородными особями. Специалистам хорошо известно, что один из первых победителей Всесоюзной выставки имел своим предком восточноевропейскую овчарку. Впоследствии этот кобель много участвовал в разведении. Одна влиятельная в недавнем прошлом в мире САО леди, приобрела взрослого кобеля в бывшей республике Советской Средней Азии и, не смотря на то, что её честно предупредили о не чистокровном происхождении собаки, кобель использовался в разведении.

   Не так давно основным центром разведения породы был Ленинград, а ведь история породы в этом городе началась с кобелей, вес одного из которых соответствовал весу приличного 4-х месячного щенка. Т.Иванова упоминает об этом в своих мемуарах. Обратите внимание на фотографии собак питерского разведения в последнем выпуске журнала «Информ САО» (статья Н.Герсименко) Бекира, Ереуш, Юлбарс - это просто откровенные дворняжки.

   Буквально два слова о судействе. Г-н Иванов, этот специалист высокого роста, чуть было не сказал класса, судил в Ростовской области выставку САО, отдав предпочтение в расстановке кобелей собаке сомнительной породности, аргументировав это так: «Кобель ставший вторым - это такой простой деревенский парень, а ставший первым - это такой городской щеголь». Господин Зорин весной судил крупнейшую монопородную выставку «Азиат 2003». В классе беби и щенков он отдавал предпочтение белее крупным и сырым щенкам (а ведь щенкам ещё расти, ведь представители этой породы поздно формируются), совершенно забыв о таких породных признаках, как ширина между глазами, заполнение под глазами, наличие круглых ребер, длинной грудной клетки и т.д. Зато в недостатках кобелю прошедшему 4-м в юниорах указал коротко купированный хвост, а 6-ти месячного щенка от родителей Чемпионов России снял с выставки, сказав, что он недостаточно мужественный. Что он хотел этим сказать, для всех осталось загадкой. Импортные специалисты вообще с трудом представляют себе, о чем идет речь, оценивая азиата по привычным меркам уютных, пригодных только для обогрева ног, сенбернаров и мастифов. Но даже если судья настоящий грамотный специалист, честный и принципиальный, вес равно выставочный ринг не дает 100% возможности оценить здоровье и функциональные возможности собаки относительно их рабочего применения. Уровень современной медицины позволяет скрывать некоторые физические недостатки, передаваемые по наследству, в том числе и в строении конечностей, поэтому снимок на отсутствие дисплазии не панацея. Да и собака состоит не из одних тазовых костей. А как проверить на выставке характер, который передается по наследству, и является изюминкой этой породы, без которой само ее существование невозможно. Именно характер, сплав техники и физического совершенства, призваны оценить тестовые испытания.

   Поэтому мы считаем, что тестовые испытания вместе с выставками должны помочь сохранить эту уникальную породу. Не верьте, если вам скажут, что на проводимых тестовых испытаниях, на собак ставят деньги и работает тотализатор. Это бессовестная ложь!!! Призы, которые вручают победителям, не окупают даже дороги и не являются целью поездки. Целью является получение собаки, достойной честно носить гордое имя «волкодав».

   А.Якупов

 

Форум любителей среднеазиатской овчарки ТУРКМЕНСКИЙ АЛАБАЙ